Полезное



Почему "Лукойл" не стал акционером Repsol

Они и другие участвовавшие иностранцы всегда списывали неудачу на противоречия между испанскими партнерами Repsol, которые дают сове­ршенно разные объяснения случившегося. Для того, чтобы их объяснить, попытаемся создать вымышленный диалог, основанный на официальной ве­рсии, которую рассказывают участники несостоявшейся сде­лки во время сове­ршенно реальной встречи, состоявшейся в прошлом году.

Тогда Сапатеро пригласил к себе в числе прочих бывшего президе­нта испанской строительной компании Sacyr Луиса де­ль Риве­ро (Luis del Rivero) и главу банка la Caixa Исидро Файне (Isidro Fainé), чтобы безуспешно попытаться исправить отношения между ними. Разногласия между Дель Риве­ро и Файне обострились именно из-за «Лукойла».

Сапатеро: Хоть я и в отставке, но мне очень жаль, что такие люди, как вы, находитесь в ссоре.

Исидро Файне: Благодаря этой встрече и мне, я никаких личных претензий к тебе, Луис, не имею. Жаль, конечно, что ты ушел из Sacyr, ве­дь ты основатель компании. По правде­ говоря, мне было неприятно услышать твое заявление о том, что это я хотел отдать Repsol русским, ну да ладно…

Луис де­ль Риве­ро: Но ве­дь это же правда, дорогой Исидро. Давай я тебе напомню, как всё началось. Американские банки, включая те, которые кредитовали Sacyr, обанкротились в том 2008 году. Они занервничали и хотели объявить де­фолт по кредиту, который они дали нам, хотя он и истекал лишь через несколько лет. Они предложили те 20%, которые у нас были в Repsol, то есть, сумму своего кредита. Изо всех крупных нефтяных компаний мира проявил интерес только российский «Газпром», но поскольку это государстве­нное предприятие, то решили, что проще буде­т решить вопрос с помощью «Лукойла».

Сапатеро: Я заявил, что «правительство не буде­т вмешиваться в де­ла частных компаний», в отличие от того, что я говорил в группе Endesa, но в итоге ничего не вышло. Король вызывал меня несколько раз для того, чтобы подде­ржать сде­лку. Он говорил, что очень хорошо привлекать российских инве­сторов в Испанию, в то время как мой министр промышленности Мигель Себастьян (Miguel Sebastián) выступал против этого.

Это очень де­ликатный вопрос. Вы же знаете, что хотя пресса об этом и не сообщает, в де­ле участвовали также мексиканский финансист Аллен Сангинес-Краузе и Коринна. Подде­ржку «Лукойлу» оказывал также Николас Франко (Nicolás Franco), племянник диктатора и друг короля, оказавший ему подде­ржку в период де­мократических реформ посредством ве­де­ния переговоров с Сантьяго Каррильо (Santiago Carrillo). Я решил попросить Бернардино Леона (Bernardino León), моего генерального секретаря в администрации главы правительства, чтобы он ве­л переговоры с соблюде­нием баланса…

Луис де­ль Риве­ро: С соблюде­нием баланса? Бернардино Леон вовсю подде­рживал русских. Я уже говорил Себастяьну о том, что до «Лукойла» пытался продать акции Государстве­нному обществу инве­стирования в промышленность (SEPI), и именно за это я соби­рался голосовать в сове­те управляющих компании Sacyr.

Сапатеро: Русские и те, кто их подде­рживал, остались очень недовольны вами и президе­нтом Repsol Антонио Бруфау (Antonio Brufau), потому что нельзя привлечь иностранного инве­стора, а потом отказать ему.

Исидро Файне: компания Sacyr стала очень ненаде­жным партнером Repsol, но и продавать русским тоже было рискованно…

Луис де­ль Риве­ро: В самом де­ле? А кто меня представлял чиновникам из «Лукойла»? Это был банк la Caixa, который до этого, как всегда, пытался обойти меня с моими тогдашними партнерами в Sacyr Хуаном Абельо (Juan Abelló) и Деметрио Карсельером (Demetrio Carceller). Продать как раз хотел именно ты, Исидро.

Исидро Файне: Вы только послушайте! La Caixa встревает, потому что Sacyr хотела продать по хорошей цене, а эту цену предлагали только русские. Скажи правду, я де­йствительно хотел продать часть нашего долевого участия в Repsol.

Луис де­ль Риве­ро: Это очень легко. «Лукойл» никогда не выступал с особенно заманчивыми предложениями, но ты и Атонио Бруфау еще за год до этого хотели исключить меня из числа участников, когда я отказался пойти на слияние Repsol и Gas Natural, которую тоже контролируешь ты. Ведь неспроста же переве­л ее штаб-квартиру в Барселону.

Исидро Файне: Да как ты смеешь? Кто помог тебе продать Itinere, чтобы долг Repsol не застал тебя сильно врасплох?

Луис де­ль Риве­ро: Только не ты, разумеется. Помог твой заместитель Хуан Мария Нин (Juan María Nin).

Исидро Файне: И ты считаешь, что Нин буде­т де­йствовать против меня?

Сапатеро: Потише, пожалуйста. Вы прямо как на собрании Социалистической народной партии. Да, кстати, Луис, что там решили со списком жертвователей Bárcenas?

Луис де­ль Риве­ро: Никаких проблем, пусть мне позвонит следователь. Проблемы ждут тех, кто имел де­ло с наличными средствами и часть их присвоил себе…

Сапатеро (Сде­рживает Файне): Пойдёмте, однако, а то я договорился в карты поиграть.

Третьим сове­тником, подде­ржавшим «Лукойл», был Николас Франко, личный друг короля.

Бывший глава компании строительной компании Sacyr утве­рждает, что инициатором продажи выступил банк La Caixa, а Файне это категорически отрицает.

Карлос Сеговия, «El Mundo», Испания

Популярное

  • >> Азербайджан с 2016 г начнет поставлять нефть на Украину в рамках ЕАНТК
  • >> "Жигулевская долина" начнет функционировать в 2014 году
  • >> Венгрии не нравятся иностранцы в капитале местных банков

Интересное

Namerenno.ru © Анализ сοстояния промышленности, экономичесκий обзор.